Новости

09.06.2016

На встрече лидеров пяти стран — участниц заседания Высшего совета Евразийского экономического союза в Астане незримо присутствовал участник шестой — Китай. Усиление его влияния в Центральной Азии — фактор, с которым нельзя не считаться. Значит ли это постепенное вытеснение России из региона? Или грозит ли китайская экономическая экспансия России, странам Центральной Азии?

Перед встречей Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев обменялись заявлениями о взаимной дружбе, стратегическом партнёрстве и других связующих наши страны обстоятельствах. В искренности казахстанского президента сомневаться не приходится, ибо он стал главным инициатором интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

Плюс к тому у Евразийского экономического союза просматривается неплохое будущее. В той или иной форме сотрудничать с ним намерен целый ряд стран: от Израиля до Вьетнама. Кстати, последний плохо сочетается с Китаем. Так что уже возникает некоторая коллизия, которую при умелом подходе можно использовать.

Вопросы языкознания

Саммиту ЕАЭС непосредственно предшествовал Астанинский экономический форум, который собирался в столице Казахстана уже в девятый раз. Веяния времени его тоже не обошли.

Во-первых, китайцев было много как среди участников, так и среди журналистов. Во-вторых, китайский язык занял место среди рабочих языков форума. Раньше их было три: казахский, русский и английский. Теперь стало четыре. И как принято говорить, всерьёз и надолго.

Как и новый «Шёлковый путь», который прошёл красной нитью через весь форум. Кстати, языковой вопрос не был исчерпан внедрением китайского. На сессии, посвящённой «Шёлковому пути», выступили сразу два прибалтийских министра — эстонский и латвийский. Оба настаивали на том, что новый путь Восток — Запад должен непременно проходить через их республики. Высказано было множество аргументов. И широкая железнодорожная колея, оставшаяся от имперской России, которая в данном случае оказывается весьма удобной, так как позволяет не тратить время на смену колёсных пар. И замечательные современные порты, щедро построенные «оккупантами», то есть нами. Не подумайте, что немцами. Их власти прибалтийских республик оккупантами не считают. К тому же они ничего не строили, а только разрушали. Но это мелочи.

Аргументы соседей по поводу маршрута «Шёлкового пути» не лишены логики и убедительности. Но самое интересное не в этом. Оба прибалтийских министра излагали свои аргументы на русском, на языке всё тех же «оккупантов», столь ненавистном и гонимом и в Латвии, и в Эстонии. Видать и лягушку прохватила простуда.

Не остаться бы на обочине

Россию, кстати, устремления прибалтов вполне устраивают. Китайские грузы не могут попасть к ним, минуя российскую территорию. Однако они ведь могут туда и не пойти, отправившись в Европу по южному маршруту.

У России, конечно, есть Транссиб. Но его пропускная способность давно исчерпана. Грузы по этой дороге едва ползут. Надо прокладывать дополнительные пути. Вполне возможно, с участием Китая. Он явно к этому готов. Пора начать хотя бы с участка от Москвы до Казани. Китайцы строят быстро.

Впрочем, низкая пропускная способность — не единственная проблема Транссиба. Едва ли не большая проблема — высокие тарифы и оголтелые лихоимцы-бюрократы. Чтобы не остаться на обочине нового «Шёлкового пути», надо срочно с этим что-то делать.

У нас остаётся, правда, очень весомый аргумент — Северный морской путь. Он гораздо короче нынешнего морского маршрута, которым пользуется Китай. Наконец, водный транспорт — самый дешёвый. И таким он останется при любых обстоятельствах.

Опять же надо восстанавливать инфраструктуру Северного морского пути, пришедшую в результате либеральных «реформ» в полную негодность. Так что и там работы непочатый край. Но от этого никуда не деться. Альтернатива одна — остаться на обочине нового пути Восток — Запад. Нам просто скажут: это бизнес, ничего личного. И возразить будет нечего.

Время региональных союзов

На Астанинском экономическом форуме была сессия, посвящённая исчерпанию тенденции суперглобализации и приходу времени региональных экономических объединений. Ярким примером такого объединения становится Евразийский экономический союз с общим населением более чем 182 миллиона человек. Сформирован общий рынок союза со свободным перемещением товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Из-за курсовых проблем долларовый товарооборот между странами ЕАЭС несколько снизился. Но только в долларах. В товарном наполнении такого не произошло.

И это при существовании тенденции, о которой, выступая на форуме, говорил президент Нурсултан Назарбаев. Он отметил, что в 2015 году чистый отток капитала с развивающихся рынков превысил 750 миллиардов долларов. В результате экономический рост в этих странах существенно замедлился. Однако и странам, куда пришёл этот капитал, большой пользы от него не было. Дело в том, что значительная часть этих денег пошла не на продуктивные капиталовложения, а на сделки по слиянию и поглощению.

Несмотря на все трудности, впервые в истории на передний план экономического роста вышли развивающиеся страны. Только за последние 15 лет их совокупный ВВП увеличился более чем в 4 раза, а их доля в глобальной экономике в 2015 году составила порядка 40 процентов.

Нурсултан Назарбаев главным капиталом сегодня считает человеческий капитал. Именно он — основной фактор развития экономики знаний, каковой сегодня становится современная экономика. Не понять этого — значит отстать и тоже оказаться на обочине развития, причём не на какое-то время, а навсегда.

Юрий Субботин
pnp.ru